Воскресенье, 21.10.18, 02:29
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
6 день » Игровая реальность » Романский сектор » 1.4. Визит вежливости
1.4. Визит вежливости
ФернандоДата: Понедельник, 07.11.11, 04:25 | Сообщение # 21
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
Слова Санчи стали тем маслом, которое щедро плеснули в тлеющий огонь уязвленной гордости. Зачем обманывать себя? Тем более, когда желанное счастье оказалось так близко. Пусть и последнее, горькое, постыдное, но – его. То, на что он теперь имел право. То, которое собирался отвоевать у самой доньи Санчи и ее мужа, которому перепоручил сироту. В затуманенном сознании Фернандо Химена и Санча причудливо и странно соединились в один образ, и Дельгадо де Асторга, не теряя времени, решил воспользоваться мигом оцепенения и тишины.

Зажимать рот нечаянной любовнице не потребовалось. Оцепенев от ужаса, Санча молча покорилась его воле. Фернандо же, не ослабляя хватку рук, вынудил ее пятиться к сундуку, на который и уложил, поспешно, накрывая собой. Он был тороплив и неловок, руки дрожали, дыхание стало хриплым и сбивчивым. Фернандо пуще прежнего вспотел. Избавляться от одежд не было времени. Поэтому Дельгадо де Асторга попросту задрал племяннице подол, рывком спустив штаны, протиснулся меж ее бедер и без колебаний вошел.

Это было сродни одержимости, но и теперь Фернандо не проклинал Санчу, а лишь стремился к ней. Поначалу он был резок, толкая так, словно штурмовал крепость, затем сбавил пыл, боясь, что все окончится слишком быстро. Слов не было. Лишь сдавленные почти звериные хрипы и остановившийся взгляд, впившийся в бледное лицо Санчи, как луна белевшее в темноте. Перепуганная, напрягшаяся под ним, она была хороша как никогда, и сейчас, утоляя эту долгую, мучительную жажду, Фернандо ни капли не раскаивался в том, что творил.
 
СанчаДата: Вторник, 08.11.11, 03:09 | Сообщение # 22
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
В происходящее сейчас просто-напросто не верилось. Санче казалось, что это какой-то страшный сон, от которого она сейчас очнётся в холодном поту. Однако же спасительное пробуждение всё не наступало, и вконец растерявшейся донье пришлось признать, что всё происходит наяву, как только дядюшка повалил её ничком на лавку.

Кричать Санча снова не стала из страха переполошить весь замок. От одной лишь мысли о том, в сюда может войти дон Мигель, бросало то в жар, то в холод, или же это было из-за смертельного ужаса от поступков дона Фернандо? От стыда и отчаяния она хотела спрятать лицо в ладонях, но дядюшка продолжал удерживать её руки мёртвой хваткой.

- Нет, не надо! - вскрикнула она, почувствовав, что опекун добился своего, но, казалось, слабая мольба лишь ещё больше распалила насильника. Дон Фернандо и не думал прекращать жуткое святотатство, а всё, что могла при этом сделать его несчастная жертва - это смотреть в обезображенное звериной похотью лицо и надеяться на скорейшее избавление.

"Совсем как с доном Мигелем", - внезапно подумалось Санче, когда дядюшка в очередной раз с чрезмерной силой сдавил тонкие белые запястья. Мысль эта, какой бы странной она ни была в подобный момент, ввергла донью в ещё большее отчаяние, заставив забыть о том, что сейчас она совершает такой грех, какой вряд ли удастся отмолить. Любовь дона Фернандо, в которой он уверял свою племянницу уже не в первый раз, на поверку ничем не отличалась от любви её законного супруга: она была грубой, эгоистичной, не считающейся ни с одним её желанием. Один хотел наследника, второй хотел её тело, и обоим, видимо, было совершенно безразлично, что ей страшно, возможно, больно, что она порой готова на всё что угодно ради пары простых тёплых слов, на которые были так щедры покойные отец с братом. Нет, всё-таки она была права, когда сказала, что все, когда-то любившие её, давно покинули этот мир.

- Отпустите руки. Синяки, - коротко и тихо проговорила Санча. Вырываться она перестала, а в голосе зазвучали нотки покорного равнодушия, которые (о чём молодая донья не догадывалась) так раздражали её супруга.
 
ФернандоДата: Вторник, 08.11.11, 03:42 | Сообщение # 23
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
Вскрик Санчи не возымел такого действия как напоминание о синяках. Фернандо даже ненадолго остановился. Будто холодной водой окатили. Взгляд прояснился, но желание продолжало руководить им, заставляя двигаться словно по инерции. Он снова толкнул, разжал руки, продолжая удерживать Санчу весом собственного тела. Лицо намокло от пота, волосы налипли на лоб и виски. Фернандо тяжело, со свистом дышал, не обращая внимания на то, что женщина под ним порядком напугана; на то, что он вовсе не желанный любовник и на то, что сейчас причиняет ей боль.

Привыкший держать оружие и бить наотмашь, он был далек от изысканных ласк, а потому то неловко мял грубыми ладонями скрытую под шерстяной тканью грудь, то дрожа всем телом, гладил бедра Санчи, округлые, белые и крепкие, словно у породистой кобылицы.

Желание давнее, эгоистичное, застарелое как болезнь, руководило всем его существом, словно таким образом Фернандо пытался доказать свое бессмертие. Себе, Санче, молчаливому и безразличному Богу. Сухой треск догорающего огня мешался со звуками тесной возни. Время лишилось прошлого и будущего, растянулось на одно бесконечное мгновение обладания ей.

В этот момент он сильно, яростно и зло завидовал дону Мигелю, потому что тот безраздельно обладал Санчей; потому, что именно ему она в итоге подарит наследника и потому, что Мигелю еще жить да жить, а ему в скором времени отправляться не погост...

С этой мыслью горькой и черной, Дельгадо де Асторга, содрогаясь будто бы в судороге и стиснув накрепко зубы, излил семя в лоно любимой племянницы, после чего обессиленный и взмокший прижался щекой к щеке и глухо, как раненное животное, застонал.


Сообщение отредактировал Фернандо - Вторник, 08.11.11, 03:57
 
СанчаДата: Среда, 09.11.11, 01:00 | Сообщение # 24
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
Ещё после первой брачной ночи верная Ара, застав поутру свою госпожу в смятении и слезах, старалась утешить её, уверяя, что ничего такого страшного не произошло, что это даже хорошо, когда супруг неосторожен и неистов, значит, семя его скорее даст богоугодные плоды.

- Таков уж наш крест, девочка моя. Господь велел нам терпеть, дальше легче будет. А ты не смотри, что дон Мигель порой груб, воины, они все такие, зато сердцем добрые. Им многого и не надо, главное, чтоб жена всегда под боком была. Ты его после обними, а дальше стерпится-слюбится, кровь молодая да горячая своё возьмёт...

Тогда перепуганная напором немногословного супруга Санча подумала, что кормилица несёт абы что, лишь бы успокоить свою госпожу, но сейчас, по прошествии полугода, когда дон Фернандо, добившись желанного, прижался к ней щекой точно также как делал это законный супруг, ей вспомнилась негромкая арина скороговорка. Дядюшка действительно ничем не отличался от мужа: также не спрашивал согласия, не думал ни о чём, кроме своих желаний, а когда всё закончилось, как и дон Мигель, упокоил голову на её груди, словно опять не просил, а требовал какой-то теплоты и заботы от той, кого буквально только что втоптал в такую грязь, от которой не каждому суждено отмыться.

И Санча сдалась. Не было у слабой, практически всё, как ей казалось, потерявшей женщины сил противостоять желаниям человека, чья любовь оказалась совсем не такой, какой она желала.

- Чшшш... Тихо, тихо... Всё хорошо,.. - она и сама не знала, зачем успокаивает дядюшку, будто бы это не он только совершил непростительное насилие. Голос был всё так же тих и безжизнен, а руки словно в опровержение словам сами потянулись к тёмным волосам дона Фернандо, белые пальцы погрузились в мокрые от пота пряди.
 
ФернандоДата: Среда, 09.11.11, 02:35 | Сообщение # 25
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
Как ненадолго оставляет одержимого бес, так дона Фернандо оставили силы. Ослабевший, он прикрыл глаза, слушая голос Санчи, в котором не усмотрел ни холодности, ни отстраненности. То, что она говорила сейчас, показалось ему лаской, которой он не испытывал очень давно. Так, когда-то гладя по волосам, утешала его донья Химена, когда он, насытившись и утолив голод телесный, затихал рядом, уткнувшись обветренным лицом в черный шелк ее волос.

Обнимая Санчу, затих. Закрыл глаза. Грезил цветением майских садов, запахом выжимаемого виноградного сока и спелых яблок, светлыми днями, закатным маревом над родной землей, свободой, которую ведают лишь дети да птицы, любовью, которую худо-бедно, в перерывах между резней, успел ухватить, как хватает малец материнский подол, пытаясь удержать, чтобы выпросить ласку.

Тоска по прошедшему и несбывному вырвалась новым глухим стоном и, вопреки словам Санчи, Фернандо подскочил, как ошпаренный, когда осознал, что только что натворил. Однако оправдываться и притворно просить прощения у племянницы было бы едва ли не более мерзко, чем содеянное. Поэтому, отстранившись и пряча взгляд, Фернандо молча натянул штаны, скрывая срам. Уже не молился, не осенял себя крестным знамением, не стенал.

Отступая на два шага, он пошатнулся, словно пьяный от молодого осеннего вина. Скривился в дикой гримасе, глянул на огонь и так же молча в сотый раз проклял себя. Отсвет догорающего огня освещал худую, вытянутую фигуру Дельгадо де Асторга со спины. Молчаливый и неподвижный, как каменная глыба, он смотрел на ту, которую только что обесчестил насилием и кровосмесмешением.
 
СанчаДата: Суббота, 12.11.11, 02:31 | Сообщение # 26
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
Дальнейшие действия дядюшки были для измученной Санчи совершенно необъяснимы. Казалось, дон Фернандо получил от неё всё, что хотел, она не смогла отказать ему даже в последующей за близостью лаской, на которую насильник уж точно был не вправе рассчитывать. Так почему же теперь он вёл себя, словно обезумевший? И заверения кормилицы, и собственный опыт супружеской жизни говорили о том, что мужчина, добившийся желаемого, успокаивается, так неужели же донья не дала своему опекуну всего, к чему он стремился?

В недоумении Санча приподнялась на сундуке и, одёрнув подол, с опаской посмотрела на дядюшку, и теперь уж точно не знала, чего от него ждать. Страх перед неизвестностью и глухое отчаяние лишили Санчу остатков стыда, который надлежало бы испытывать при подобной ситуации, а потому она и не думала отводить взгляд или бежать прочь. Лишь с, казалось бы, совершенно неуместным любопытством смотрела на дона Фернандо, будто бы ожидала от него каких-то новых действий или объяснений.

Наконец, когда тягостное молчание стало совершенно невыносимым, донья Санча осторожно, будто боялась вновь разбудить яростную страсть, проговорила:
- И что же дальше?

Вопрос прозвучал совсем по-детски, будто бы задавшая его и правда верила, что дядюшка сможет дать на него однозначный ответ и каким-то образом всё исправить.
 
ФернандоДата: Суббота, 19.11.11, 06:17 | Сообщение # 27
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
Так рассеивается мрак, становится зябко и сыро, когда утренний холод пробирает до костей. Его знобило, трясло мелкой дрожью. Санча не кляла и не бранилась, и от этого было вдвойне тяжелее. Пусть бы лучше прогнала. Фернандо не знал ответа на ее простой вопрос. Дальше он видел лишь отчаяние. Дельгадо де Асторга не был глупцом, а потому даже не пытался себя оправдывать. Он вновь подошел к Санче. Огладил ладонью ее лицо. Ласково, бережно, будто малое дитя уговаривал. То ли благодарил, то ли прощался.

- Завтра Вы с мужем уедете, - наконец сказал он, - и будете принадлежать ему, до тех пор, пока кто-нибудь из вас не умрет, - слова эти звучали как горячечный бред, впрочем, Фернандо на самом деле был близок к тому. Надеявшийся на прощение ранее, теперь он был достоин только проклятия. – Я не увижу Вас более.

Собственные слова показались ему до крайности нелепыми. «Лжец и трус» - упрекнул себя мысленно. Дернув правым углом рта, улыбнулся этим мыслям. Признал за собой поражение.

Нелюбимый, ненавистный, обиженный и злой. На себя, на нее, на того, кому отдал Санчу, боясь совершить преступление. Чувствовал себя как вор, укравший дорогую вещь и не знавший, что с ней делать. Отупение, оцепенение и непреодолимая усталость овладели им. Взяв ладонь племянницы в свои, он неловко прикоснулся губами, а после отправился прочь на деревянных ногах, словно мертвец, каким-то нелепым колдовством поднятый из могилы.

Когда рассвело, рыжий Хуан с поклоном извинился за то, что дон Фернандо не выйдет проводить гостей, ибо из-за сильной лихорадки не может подняться с постели и более никого не узнает.


Сообщение отредактировал Фернандо - Суббота, 19.11.11, 06:18
 
СанчаДата: Вторник, 22.11.11, 23:20 | Сообщение # 28
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
К своему величайшему удивлению, дон Мигель проснулся утром в одиночестве, любившей поспать подольше Санчи не оказалось рядом. Однако же пропажа отыскалась довольно быстро - спустившись в зал, он обнаружил жену сидящей у заново разожжёного очага. Уже привыкнувший к вечной хмурости и молчаливости супруги, Мигель хотел поначалу лишь поздороваться и приняться за ещё горячий завтрак, как вдруг заметил, что сегодняшнее состояние Санчи заметно отличалось от обычного: мужа она словно бы и не замечала, под глазами были синяки, свидетельствовавшие о бессонной ночи.

- Что случилось? - без обиняков спросил он, не на шутку обеспокоившись. Разногласия между доном Фернандо и его племянницей не были тайной для дона Мигеля, не понаслышке знавшего о строптивости Санчи, а потому он сразу же заподозрил очередную ссору. - Ты опять дерзила своему дядюшке? - одна мысль о том, что теперь ему, как ответственному за все выходки жены, придётся улаживать родственный конфликт, повергала дона Мигеля во вполне понятное раздражение. Право слово, неужели Господь не мог послать ему более покладистую жену?!

Однако же реакция Санчи весьма удивила его. Женщина не стала огрызаться в ответ или оправдываться, чего можно было ожидать. Вздрогнув так, словно только сейчас заметила присутствие супруга, она медленно повернулась от очага и взглянула на мужа с таким испугом, что дон Мигель даже устыдился своего тона.

- Я... Нет, я не дерзила. Просто... просто рано встала. Не спалось, видимо, совсем отвыкла от моей старой комнаты, - пролепетала она.

Санче почему-то казалось, что уже весь замок знает о её позоре, поэтому вопрос супруга был воспринят как начало обличительной речи. Собственные несвязные речи, кажется, должны были послужить окончательным подтверждением её виновности.

Однако же столь странное поведение вызвало у дона Мигеля совсем иную реакцию. Оправдание показалось ему вполне правдоподобным, к тому же, он помнил, как молодая жена жаловалась по приезде в новый дом на бессонницу. Да и по её состоянию было понятно, что бранью сейчас не поможешь. А потому супруг лишь ещё раз смерил оценивающим взглядом хрупкую женскую фигурку и примирительным тоном проговорил:
- Садись за стол. Тебе необходимо хорошо позавтракать, нам предстоит долгая дорога.

Известие о болезни хозяина замка застигло супругов тогда, когда утренняя трапеза уже подходила к концу. Недоеденный кусок хлеба выпал из руки доньи Санчи, когда до неё дошёл смысл сказанных слугой слов. Вся злоба, ненависть и всевозможные проклятия и обвинения мгновенно улетучились, и их место снова занял страх. Страх остаться одной, опять потерять самого близкого человека, пусть он и был порой необъяснимо жесток.

Донье Санче даже не пришлось просить об отсрочке отъезда. Дон Мигель и сам переживал за судьбу своего друга, да и, если Господу будет угодно призвать к себе дона Фернандо, всё равно пришлось бы возвращаться, потому что единственной наследницей у фамильного замка оставалась Санча. А потому сборы были остановлены, а Аре было приказано готовить свой целебный отвар, отнести который в покои опекуна племянница вызвалась сама.
 
ФернандоДата: Среда, 28.12.11, 20:01 | Сообщение # 29
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
Казалось, что здесь каждый предмет, лоскут ткани, камень - все пропахло отчаянием и болезнью. Хозяин кастильо де лас Альтас Торрес, изможденный и беззащитный то метался, то затихал на скомканных, насквозь пропитанных потом простынях. Ставни были закрыты. Чадили свечи. Посреди дня было темно.

Иногда он проваливался в черную, непоницаемую тьму, когда же выныривал из нее, то видел окровавленную Химену, стоявшую перед ним в одном исподнем с мертвым сыном на руках или порицающую его Санчу, которая раз за разом повторяла, что никогда и ни за что его не простит. Поэтому, когда племянница появилась на пороге его покоев во влоти, Дельгадо де Асторга принял ее за очередное мучительное видение, посланное в упрек за его грехи. Бессильно застонал и отвернул бледное, покрытое испариной лицо. Прохрипел два слова:
- Не надо.

Сидевший подле хозяина Хуан вскочил, подбежал к донье Санче и, пряча взгляд, сказал, что делу отваром не поможешь. Уже послали за священником.
 
СанчаДата: Четверг, 29.12.11, 02:12 | Сообщение # 30
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
Слова слуги заставили Санчу вздрогнуть. Несмотря на все потери, до этого ей ещё не доводилось присутствовать при чьей-то кончине. Спорить с очевидным было глупо, однако же гордая дочь кастильских сеньоров не была бы сама собой, если б сейчас молча смирилась с неизбежным.

- Оставь нас,- ледяным тоном, боясь выдать дрожь в голосе, проговорила она, не отрывая взгляда от обессиленного больного. Вряд ли дядюшка сейчас осознавал, что умудрился больно уязвить племянницу даже лёжа на смертном одре. Санча пришла прощать и получать прощение, а заместо этого слышала сухое "не надо" с самого порога.

Фамильной гордости хватило ровно на то, чтобы дождаться, пока за Хуаном закроется дверь. Слёз, как и в прошлую ночь, не было. Кажется, последние она выплакала, когда получила известия о гибели брата. Или когда на коленях умоляла дона Фернандо не отправлять её в монастырь. Может, зря? Сейчас бы сидела тихо в келье да перебирала чётки, и не догадываясь о том, в какой агонии мечется сейчас последний близкий человек.

На негнущихся ногах Санча медленно приблизилась к ложу, опустилась перед ним на колени и, нашарив в полутьме пылавшую жаром дядюшкину руку, тихо попросила:
- Не гоните меня, прошу Вас.

Сейчас она готова была просить с десяток надругательств, лишь бы не оставаться одной в этом неприветливом мире.
 
ФернандоДата: Понедельник, 02.01.12, 19:40 | Сообщение # 31
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
То ли на улице звенел дождь, то ли кто-то равномерно ударял по струне. Звук лившийся откуда-то сверху, отражался эхом в полупустой комнате. Эхо расходилось кругами, болезненно отдавалось внутри и было похоже на повторяющийся зов. Сквозь этот звук слышался Фернандо голос Санчи. Чистый, тихий и грустный. Только не мог Дельгадо де Асторга разобрать, о чем просила его племянница, будто слова были рассыпавшимися по полу бусинами.

О чем молила? Не сжигать плащ? Не отправлять в монастырь? Не отдавать замуж? Не овладевать ею силой? Почувствовав ее ладонь, он слабо сжал ее, и хрипло молвил то, что сказал когда-то морозным утром в конюшне:
- Идите, иначе замерзнете.

Плотным темным покрывалом, думал Фернандо, накрыли его раньше времени, тем самым, брошенным в очаг, плащом. Иначе отчего было так тяжело дышать? Попытавшись сделать глубокий вдох, он зашелся в кашле и неловко дернулся, пытаясь спихнуть с себя незримый груз, давивший на грудь.

«Если сидеть все время рядом, смерть не подойдет» - вспомнил Фернандо слова покойной жены и понял, что прозевал Хуан тот момент, когда прокралась костлявая в дом.
 
СанчаДата: Среда, 04.01.12, 17:55 | Сообщение # 32
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
До смерти перепуганной Санче тоже вспомнились именно эти слова, сказанные дядюшкой, когда тот пришёл навестить её после тяжёлой лихорадки. Глупости, пустые бабские суеверия, но сейчас донья хваталась за них, словно за соломинку.

- Не уходите... Я же... я же останусь совсем одна, - прошептала она на самое ухо едва ли понимающему, что происходит, опекуну, изо всех сил хватаясь за слабеющую руку, от хватки которой невозможно было избавиться буквально несколько часов тому назад.

Сейчас Санча и сама не могла разобраться в своих чувствах. Казалось бы, то, что происходило с доном Фернандо, было закономерной и заслуженной карой за свершённое накануне, и единственное, чего следовало опасаться самой невинной жертве, так это неотвратимости и молниеносности этого самого наказания. Однако же не возможные адовы муки беспокоили сейчас последнюю представительницу знатного рода. Нелепо, невероятно, абсурдно, но Санча и правда с куда большей лёгкостью прощала варварское насилие (в конце концов, законный муж поступал немногим лучше), чем это трусливое, как ей казалось, бегство в неизвестность загробного мира, туда, к уже ушедшим, и опять прочь от неё. А ведь тоже, как отец и брат, говорил, что любит. И теперь, как и они, оставляет её одну.

- Только не сейчас... Пожалуйста,.. - всё также на ухо прошептала донья, будто бы решение и правда зависело от опекуна.
 
ФернандоДата: Понедельник, 16.01.12, 21:13 | Сообщение # 33
 
 
Сообщений: 47
Репутация: 0
Статус: Offline
И хоть в покоях хозяина кастильо де де лас Альтас Торрес было сухо и относительно тепло, дождь за окнами все лил и лил, превращаясь в реку. Казалось Фернандо, что вода просачивается сквозь мнимый темный полог над ним. Заливает лицо, глаза, нос и рот. Дельгадо де Асторга задыхался, пытаясь глотать эту воду, черную как смола. Вода обжигала горло расплавленным металлом.

Фернандо чудилось, что он то погружается с головой, то снова выныривает на поверхность, чтобы глотнуть немного воздуха или горячей, черной воды с привкусом не то железа, не то его собственной крови.

Кто-то просил его не уходить. Химена или Санча? Обе стояли у самой кромки реки жизни. Только на разных берегах. Обе протягивали руки и просили не оставлять в одиночестве. Любящий, по-своему заботившийся о каждой, Фернандо сожалел о каждой из них.

Он как будто в военном походе, переходил реку в брод, и сейчас испытывал тягостную тоску от того, что не выполнит просьбу Санчи, оставив сироту. Осознание этого проступка вдруг прояснило разум, словно перед смертью Бог даровал Дельгадо де Асторга момент понимания.
- Не могу, - прохрипел он и, крепко зажмурившись, отвернулся, чтобы не показать, что плачет от нестерпимой боли в груди и не менее мучительного чувства досады. «Прости» так и не сорвалось с губ дона Фернандо, когда с последним стоном он судорожно дернулся, навсегда выныривая из горячей черноты в белый и тихий свет.
 
СанчаДата: Четверг, 19.01.12, 17:31 | Сообщение # 34
 
 
Сообщений: 46
Репутация: 1
Статус: Offline
Как ни парадоксально, но именно с этой смертью смириться оказалось чуть ли не тяжелее, чем со всеми несчастьями, обрушившимися на голову доньи Санчи с момента известия о гибели отца и брата. Уход дона Фернандо казался ей знаком пренебрежения с его стороны, будто бы он врал племяннице на смертном одре, будто бы, добившись желаемого, специально оставил её одну в этом холодном, суровом мире, устремился на встречу тем, кто покинул одинокую девушку задолго до него. Или это она сама приблизила кончину дядюшки, обещав ему тот злосчастный плащ? Может, эта ставшая бесполезной тряпка сулила смерть всякому, кому была предназначена?

Санча плохо помнила, кто увёл её из покоев дона Фернанда, как не помнила она и того, когда это случилось. Ей казалось, что у дядюшкиного одра провела она несметное количество часов, то осыпая его прах проклятьями, то снова извиняясь за всё сразу: за то, что была резка и груба; за то, что была холодна этой ночью; за то, что противилась браку с доном Мигелем... Всё что угодно готова она была обещать, лишь бы Господь вернул ей последнего родного человека, хоть и понимала, что все мольбы бессильны, и от этого лишь чернее становилось на душе у последней оставшейся в живых представительнице славного рода.

Однако же к похоронам донья Санча успокоилась. Супруг опасался новых слёз и истерик, возможно, каких-то безумных выходок во время погребения, но жена приятно удивила его столь несвойственным ей спокойствием и какой-то отрешённостью. Лишь настояла на том, чтобы поверх савана покойного укрыли бархатным плащом. Дон Мигель не стал противиться подобной прихоти, почитая это желание меньшим из возможных зол, и постарался уладить все хозяйственные дела без лишних проволочек, чтобы как можно скорее увезти прочь свою печальную супругу из замка, где та познала столько горестей.

Санча не противилась и этому. С уходом дона Фернандо она и правда смогла сделать то, чего дядюшка добивался столь упорно, греша порой излишней суровостью - решилась похоронить своих мертвецов. Что ж, раз она им больше не нужна (ведь те покинули её с такой лёгкостью), то и она больше не будет ни в ком нуждаться.

Однако же человеческая природа устроена так, что нельзя предаваться унынию и скорби всю жизнь. Так случилось и с доньей Санчей, ибо уже меньше чем через год Господь благословил её и дона Мигеля здоровой малышкой, которую было решено окрестить в честь покойного внучатого дядюшки, Фернандой.


Сообщение отредактировал Санча - Четверг, 19.01.12, 17:35
 
6 день » Игровая реальность » Романский сектор » 1.4. Визит вежливости
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: